• ПРАВИЛА ПРИЕМА, ПЕРЕВОДА
    И ОТЧИСЛЕНИЯ ОБУЧАЮЩИХСЯ

  • О ШКОЛЕ

  • ФОТОАЛЬБОМ

  • ВИДЕОГАЛЕРЕЯ

  • РАСПИСАНИЕ ЗВОНКОВ
  •  

    «Орловщина - без наркотиков!»

      Телефон: (4862) 77-58-10

    ГЛАВНАЯ | НАШ МУЗЕЙ


    Борис Гельфанд: Моя мотивация с годами не снижается


    Вернуться к списку новостей рубрики

    ... в свое время получили хорошую школу, а школа помогает генерировать идеи - понятие чисто человеческое. ... ... с ним в 1994 году чего стоил - это целая школа. Думаю, и другие много воспринимали от своих великих...

    Дата: 22/11/2007

    Почти два десятилетия минуло с той поры, как вашему корреспонденту довелось присутствовать на старте шахматной карьеры Бориса Гельфанда, выезжавшего в конце 1988 года в составе советской делегации на первенство Европы среди юношей до 20 лет. Успехи Гельфанда шли по нарастающей: "бронза" в чемпионате СССР 1989 года и звание гроссмейстера, а в следующем году Борис с успехом включается в соревнования на первенство мира. Достаточно сказать, что в претендентских матчах он дважды доходит до полуфиналов, где уступил Найджелу Шорту, проигравшему затем матч Гарри Каспарову (1993 год), и Анатолию Карпову, завоевавшему титул чемпиона мира ФИДЕ (1995 год).

    Реформа чемпионатов мира с переходом на нокаут-систему, оказалась настоящим бичом для шахматистов классического стиля (к ним относится Гельфанд), которым пришлось стать заложником своего рода лотереи. "Я десять лет ждал этих матчей!" - воскликнул Борис с возвращением претендентского цикла в этом году. Успешно пройдя и этот цикл, Гельфанд в финальном турнире за титул чемпиона мира, уже будучи в свои 39 лет по нынешним меркам ветераном, стал буквально возмутителем спокойствия. В Мексике он вмешался в борьбу с Вишванатаном Анандом и Владимиром Крамником, разделив с последний второе место. Как тут не вспомнить, что в активе Гельфанда победа над Крамником в матче 1994 года. С 1998 года Гельфанд живет в Израиле, но смена места жительства не сказалась на его форме: он по-прежнему стабильно поддерживает свой рейтинг в районе первой десятки рейтинг-листа ФИДЕ, что удается немногим. Во время завершившегося в Москве Мемориала Таля с Борисом ГЕЛЬФАНДОМ побеседовал корреспондент "Времени новостей".

    - Борис, принято считать, что период успешных выступлений шахматистов около 20 лет - у кого чуть больше, у кого чуть меньше. Как удается держать столь стабильную форму?

    - Работаю! Работаю много, столько, сколько позволяет время. Кажется, что здесь нового, но не все это умеют, не все любят работать (постоянный тренер Бориса Александр Хузман считает его настоящим труд оголиком. - О.С.). Главное, есть мотивация, и, может быть, к счастью для меня, она с годами не снижается.

    - Вы шахматист классического стиля, в свое время получили хорошую школу, а школа помогает генерировать идеи - понятие чисто человеческое. Как в этом плане сказывается влияние компьютера? Ведь без его помощи трудно представить себе нынешнего гроссмейстера.

    - Во многом влияет. Только надо им грамотно пользоваться. Я ведь человек не компьютерного поколения и поэтому не подвержен всеобъемлющему компьютерному воздействию. Я рассматриваю компьютер как помощника, он должен использоваться как дополнение к личной работе. В этом то и интерес подхода, у каждого он свой. Важно держать баланс! А это тонкая грань, и не всякому она по плечу. Ныне многие из молодежи полагаются только на компьютер, перебарщивают, можно сказать, играют "без головы". Часто это видно по их комментариям к своим партиям - не могут обойтись без ссылки на "железного друга". В таком подходе нет логики, я не понимаю этого.

    - Вы играли с шахматистами разных поколений. В молодые годы активно соприкасались с гроссмейстерами, родившимися в 50-е годы: Карповым, Ваганяном, Белявским, Романишиным... Сейчас играете с поколением, родившимся в 80-е годы: Ароняном, Мамедьяровым, Раджабовым, Карлсеном... Какое общее ощущение от разницы в силе их игры. С кем играть было труднее?

    - Сложно сравнивать поколения. В каждом поколении есть ряд сильных шахматистов. С кем-то играть было легче, с кем-то труднее. Если рассматривать процесс в масштабе, в динамике развития шахмат, то сейчас стало гораздо больше сильных гроссмейстеров. Говоря о гроссмейстерах, я не имею в виду рост их количества. В последнее время этот титул стал своего рода скорее игрой слов, нежели показателем силы. Это следствие политики с лозунгом - каждой стране по гроссмейстеру, провозглашенным в свое время предыдущим президентом ФИДЕ Флоренсио Кампоманесом. Речь идет о гроссмейстерах, реально способных бороться за победу в крупных турнирах. Если в 90-е годы таких было всего четыре-пять - кроме чемпионов мира, это Белявский, Шорт, Тимман, еще один-два, то сейчас можно назвать по меньшей мере 10-12 игроков такого уровня. И такое происходит во всех пластах пирамиды и вверх, и вниз. Лично я на этапе своего становления многому научился от Карпова. Один только матч с ним в 1994 году чего стоил - это целая школа. Думаю, и другие много воспринимали от своих великих предшественников.

    - И все же ваше поколение все еще наверху. Ведь по признанию Крамника, реально за победу на чемпионате мира боролись только трое самых старших участников. А если добавить, что и Василий Иванчук переместился на вторую строчку рейтинг-листа ФИДЕ, то есть повод для размышлений. В чем все-таки причина успеха старшего поколения?

    - Опыт игры с выдающимися шахматистами предыдущего поколения пока перевешивает напор молодежи. Не хочу говорить о других, но что касается меня, судите сами. Я, например, сыграл около 15 партий с Каспаровым, примерно по 30 с Карповым и Анандом, не говоря уже о множестве партий с другими сильными шахматистами их поколения. Конечно, это огромное преимущество перед молодежью, потому что каждая партия с ними - это колоссальный урок. У молодых такого опыта нет, но они учатся и впитывают науку как губка. Так что все еще впереди...


    © 2007 - 2017 Муниципальный бюджетный лицей №28 города Орла
    Школа №28 Орел | НОВОСТИ | МУЗЕЙ БОЕВОЙ СЛАВЫ | КОНТАКТЫ | ПАРТНЕРЫ

    Спонсор страницы: